Продолжая использовать этот сайт, Вы должны согласиться на использование куки

​С исторического пути «Хан жолы» на Запад Монголии (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

​С исторического пути «Хан жолы» на Запад Монголии (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО МАТЕРИАЛА - ПО ДАННЫМ ССЫЛКАМ:


На следующий день, 9 июля 2023 года путь экспедиции «Абылай ханнан абыз Тоныкөкке дейін» продолжается по самому западному аймаку страны. Что интересно, название города на монгольском звучит просто «Олгий», но все равно город как и аймак на казахском именуют: «Баян-Өлгей», «Баян-Өлке», то есть по первоначальному топониму края.

Что касается знаменитой реки Орхон, которая встретится впереди на нашем пути, то по некоторым сведениям, гидроним происходит от Аргун, об этом говорит и ученый-филолог Е. Турсунов: «Этнотопонимы их многократно повторяются по местам прохождения ариев, гуннов, от берегов рек Аргун, Орһун (Орхон)». По всей видимости, этимология известного рода Аргын происходит от вышеназванного этнотопонима Аргун. Сейчас же проезжаем через реку «Қобда», на монгольском Ховд-гол, о которой было сказано выше. Аксакал из этих мест Зейнелкабдыл Казидоллаулы, встретившись с руководителем Мурат кажы Ыдырысом, рассказал нам некоторые сведения о происхождении гидронима реки. По сохранившимся легендам, предки их численностью более 10000 человек прибыли на территорию Западной Монголии в 60-70 годах ХІХ века из Китая. По другим же данным, казахи обосновались в этих краях в начале ХІХ века. По мнению аксакала Зейнелкабдыла, возможно, что и название реки Кобды происходит от имени казахского батыра Кобеша, прибывшего сюда со своим родом из Китая и называет некоторые сохранившиеся топонимы этнородовых аулов – кыстау: «Үшқара», «Соғақ қыстауы» и другие. С батыром Кобеш Айтбайулы был и Жылкышы Актайулы, вместе возглавившие переселение. Однако, версия происхождения гидронима Кобд от имени Кобеша маловероятна, так как топоним Ховд существовал еще за двести лет до вышеприведенных событий. В свою очередь, миграции казахов в Монголию способствовала нестабильная социально-экономическая и политическая ситуация в Китае во второй половине ХІХ века.

Следует сказать, на Западе Монголии в системе продолжающихся Алтайских гор, каждая сопка, вершина и гора имеет свой казахский ороним. Сейчас, к примеру, справа виднеется «Бөкентау», «Баянтау», некоторые называют эту гору Байынтау, здесь же встречается широко распространенный ороним «Қаратау», далее «Сарыбастау тауы», недалеко озеро с одноименным гидронимом «Сарыкөл», слева находятся горы под названием: «Сайыртау», «Көксеркетау» и другие.

Сегодня посетили смотровую площадку «Достық» в Алтайских горах, которую местные, как говорилось выше называют «Қабайтөбе», в честь акима К.Онерхана, инициировавшего постройку данного комплекса, который стал туристической достопримечательностью Казахского края в Монголии. Архитектором проекта является К. Серикбай. Комплекс «Достық» как символ дружбы между Монголией и Китаем был построен в 2015 году, к 75-летию Баян-Улгий. Алтайские горы далее продолжаются в Китае, в связи с чем и в этой стране есть город «Алтай» со своим правительством, входящий в состав Или-Казахского автономного округа, Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Именно по приглашению акима г. Алтай – Усенулы Талгата, предшествующий аким Баян-Улгий Дармен Кускейулы, затем новый аким Онерхан Кабай и ездил в Китай. В итоге между двумя казахскими городами Монголии и Китая был подписан договор о взаимном партнерстве, сотрудничестве, символом которого и стал этот комплекс «Достық», построенный и финансированный правительством китайского города-побратима Алтай.

Что касается источников по истории Казахского края «Баян-Өлгей», то исследований по этой проблеме немного. Одним из таких научных трудов является книга А. Сарая: «Революциядан бұрынғы Моңғолия Қазақтары», где представлен анализ источников ХІХ-ХХ веков по историографии края. Редактор издания 1992 года доктор исторических наук А. Минис. Книга, переведенная с монгольского на казахский язык О. Кабсаттаром и рекомендованная в печать Институтом Истории Академии Наук Монголии, сегодня уже является редким экземпляром. Современные же исследования связаны в основном с археологической наукой и представлены изученными памятниками древнего, средневекового периодов на территории региона.

Ближе к 11-ти часам экспедиция «Абылай ханнан абыз Тоныкөкке дейін» выезжает из Баян-Улгий. Путь держим в юго-западном направлении на Ховд, расстояние до которого 155 км. Дороги здесь также платные. За выезд из города водитель каждого автомобиля платит 1000 тугриков, или 131 тенге. У подножия Алтайских гор появляется огромное озеро «Меңдыкөл». На монгольском гидроним именуется Толбо. Что интересно, есть и аналогичный топоним «Толбо сумын» в составе Казахского аймака. «Справа виднеется завод по производству красного кирпича. Дорога между Баян-Улгий и городом Ховд построена на средства Азиатского банка развития», - комментирует К. Онерхан. Сейчас же мы проезжаем центр сомона, то есть района Толбо, где проживают только представители казахского этноса.

Именно из местности Толбо происходит человек, не сказать о котором просто нельзя. Это известная личность в сфере здравоохранения Казахстана, врач высшей квалификационной категории из Кокшетау – Болат Шайзада (на фото), который многие годы является заведующим отделением Акмолинского областного перинатального центра. Б.Шайзада родился в Баян-Улгийском аймаке Западной Монголии, окончил Медицинскую Академию в Улан-Баторе. Однако, предки его происходят из Кокшетауского региона Казахстана. Именно в Кокшетау, на благословенную землю своих предков Б. Шайзада и вернулся тридцать лет назад с родными и близкими. Одна из статей о нем так и начинается: «Счастливый доктор живет в городе Кокшетау – это Болат Шайзада». По образованию и призванию акушер-гинеколог Б. Шайзада проводит в год полторы тысячи операций, в том числе и самые сложнейшие, используя в медицинской практике инновационные методы. Таким образом, доктор Шайзада спасает жизни тысячей женщин. Обладатель почетного звания «Қазақстан Республикасы Денсаулық Сақтау Ісінің Үздігі» – Болат Шайзада, владеющий несколькими языками в одном из своих интервью сказал: «Казах всегда остается казахом, в какой бы стране не жил. Внешность, язык, мысль – казахские! Только живя на родной земле человек понимает и осознает, насколько она велика и прекрасна!».

Путь экспедиции «Абылай ханнан абыз Тоныкөкке дейін» продолжается в юго-западном направлении. На окраине аймака появляется настоящий оазис – прекрасный летний жайлау с многочисленными белоснежными юртами, раскинувшимися на небольшом расстоянии друг от друга. Вдали виднеются горы Монгольского Алтая. Именно такие оазисы в полупустынной Степи, словно созданные художником великолепные картины природы и привлекают туристов, путешественников со всего мира!

Что касается основной отрасли аграрного производства Монголии, то местопребывания сезонных пастбищ: «кыстау, көктеу, жайлау, күзеу» здесь регулируется специальным законом, изданного почти четверть века назад. «Земли поделены поровну и споров как раньше практически не возникает, поголовье же скота в среднем составляет от 500 до 1000 голов», - говорит наш проводник Кабай. Удивительно, но на одной из вершин Алтая по мнению К. Онерхана читается слово «Аллах» буквами арабского алфавита.

Как видим, кочевое скотоводство, оставаясь основной отраслью материального производства Монголии, удивительным образом сочетается с современностью. Расположенные же у подножия Алтайских или любых других гор казахские этнородовые аулы – кыстау, или говоря современным языком, фермерские хозяйства, зимой надежно защищены от снега и ветров. Данную практику использовали с древнейших времен, об этом писал в своих исследованиях ученый Шокан Уалихан – правнук великого хана Абылая, в честь которого и проводится масштабная международная экспедиция.

Ближе к часу дня мы уже на территории Кобды, на монгольском – Ховд, где своеобразной границей данного аймака служит перевал Хашаат. Экипажи экспедиции спускаются к низине, воздух здесь теплее. Слева, на побережье реки Буянты расположен казахский аул, с развитым аграрным производством и растениеводством. На казахском языке, монгольское «Буянты» – это «Берекелі», «Құтты», что буквально означает благодатную местность. Справа же находятся монгольские аулы с посевными площадями, расположенные между рекой Буянты, - комментирует Онерханулы Кабай, свободно владеющий тремя языками: казахским, монгольским и русским.

По данным «Wikipedia», Ховд расположенный в Западной Монголии является одним из старейших городов страны, административным, экономическим и культурным центром региона. История Ховда восходит к 1685 году, когда джунгарский хан Галдан Бошокту в целях противодействия маньчжурской экспансии основал здесь свою ханскую ставку. С 1762 года на берегу одноименной реки появляется город Ховд. Этот аймак – самый многонациональный по составу, где проживают халха-монголы, общей численностью 25% населения, казахский этнос здесь также многочисленный, остальная же часть населяющих край представлена различными ойратскими племенами, которые в свою очередь являются западными монголами, то есть потомками калмыков – джунгар.

Подробно о джунгарском хане Галдан Бошокту (1644-1697), у памятника которого в центре Ховда мы сделали несколько снимков, рассказал научный руководитель Турсынхан Закенулы. Сюжет об этом, и в целом об экспедиции «Абылай ханнан абыз Тоныкөкке дейін» представлен в специальном репортаже «Түркі әлемін түгендеп», снятого журналистом телеагенства «Хабар» Дулатом Нуркиным и оператором Национального телевизионного канала «QAZAQSTAN TV» Советханом Жагиевым. В данном сюжете записано интервью с руководителем международной экспедиции Мурат кажы Ыдырысулы. Фильм транслировался на республиканском канале «Хабар 24» и представлен на You-Tube.

Итак, именно здесь в западно-монгольском Ховде, два с половиной столетия назад происходили события, связанные с последним правителем Джунгарского ханства, ойратским нойоном Амурсаной, союзником и защитником которого выступил казахский хан Абылай – один из наиболее авторитетных государственных и политических деятелей в истории Казахстана и Центральной Азии XVIII века.

«Середина восемнадцатого столетия стала временем исторического успеха и роста популярности, тогда еще носившего титул султана – хана Абылая, которую он приобрел благодаря успешной внешней политике особенно на Востоке, сначала в отношении Джунгарского ханства, затем Китайской империи Цин». (Н. Лапин. 2017). «В условиях военного времени, молодой султан становится главнокомандующим Всеказахских войск при действующем хане Абулмамбете. Однако все войны, которые велись казахами после 1730 года, с полным основанием можно называть Абылаевскими». (Шахимарден. 2001).

Из истории известно, что осенью 1751 года, именно к казахскому хану Абылаю, потерпев поражение от правительственных войск бежали джунгарские нойоны Амурсана и Дабачи. «Джунгарский правитель ультимативно потребовал их выдачи, в противном случае угрожая Абылаю войной. В связи с этим хан Абылай созывает в Кокшетау «Всеказахский Курылтай», на котором несмотря на сопротивление ряда султанов и биев настоял на невыдаче Амурсаны и Дабачи». (К. Абуев. 2013).

«Амурсана не входил в иерархию Джунгарского ханства и полагался на Дабачи. Тем не менее, брак с дочерью влиятельного хана Абылая – лидера соседнего Казахского ханства, и союзы с различными лидерами клана ойрат позволили ему накопить достаточной поддержки. Однако, Дабачи отказывает Амурсане поделить земли Джунгарского ханства на двоих, и нападает на бывшего союзника». /Amursana./ru.wikibrief.org/ Таким образом, Амурсана вынужден был бежать на Запад Монголии – Ховд, где присягнул на верность китайскому императору Цяньлуну. Однако, вскоре и между ними возникли противоречия, в итоге Амурсана (1722-1757) поднял восстание против империи Цин. Определенное время ему удавалось оставаться лидером ойратов, но недолго. После поражения от китайских войск Амурсана просит помощи у Абылая – хана Казахского государства (1711-1781).

«Не будет преувеличением сказать, что именно в этот период в руках Абылая находились ключи от будущего, поводья весьма значительных событий, определивших не только будущее джунгарского народа, судьбу казахского народа, но и ситуацию во всей Центральной Азии. С этого времени походы на джунгар стали обычным делом, а громить и побеждать – привычным занятием, так как в эту пору началась непримиримая вражда уже между вчерашними союзниками: Дабачи и Амирсаной. Отныне хан Абылай оказывает поддержку Амирсане, который боролся против центральной власти. За осенней победой 1754 года последовала зимняя кампания. Победные походы продолжались и весной 1755 года. Таким образом, в двухсотлетней войне, подобной которой не было в истории никакого другого народа, окончательную победу одержали казахи». (М. Магауин. 1997).

Касательно Казахско-китайской войны, «которую в 1756-1757 годах вел хан Абылай против сильнейшего противника, и вел практически, не имея союзников. Результат этого противостояния был достаточно неожиданным – бывшие противники заключили между собой соглашение, и уже совместно выступили против последних джунгар поверженного государства. Таким образом, казахские воины с честью выстояли борьбу с сильнейшим противником, равного которому не было в тот момент среди государств материковой части Азии. Дальновидный и проницательный политик Абылай вовремя понял, как следует действовать. В результате казахи смогли не только сохранить свою независимость, но и начать постепенное продвижение на восток, где им удалось de facto овладеть рядом земель, некогда утраченных их предками в войнах с джунгарами». (А. Пастухов. 2015).

Так завершилась двухсотлетняя Казахско-джунгарская война, победу в которой одержал казахский народ, во многом благодаря стратегическим действиям выдающегося политика, дипломата – хана Абылая и его знаменитых батыров, главнокомандующего войск Канжыгалы Богенбая, Каракерей Кабанбая, Наурызбая, Жанатая, Ер-Жанибека и других.

С того времени прошло без малого два с половиной столетия. Сегодня Казахстан и Монголия являются независимыми государствами. Встретивший нас представитель казахской диаспоры Ховда – Арыстан Шолтайулы, показал экспедиции из Казахстана памятник Амурсаны – последнего ойратского правителя и нойона, который установлен недалеко от памятника основателя этого города – Галдан Бошокту хана, что на центральной площади города Ховд – Khovd-city.

Этот аймак этнические казахи называют Кобдом. Ховд – немногочисленный по составу, небольшой монгольский город, состоящий из невысоких жилых и административных зданий, расположенных в окружении Алтайских гор. На окраине раскинулись многочисленные жилые юрты, есть буддийский монастырь. Регион считается центром развития Западной Монголии, здесь есть колледжи, университет, правительство финансирует сферы образования, культуры и т.д. Однако, по сравнению с Ховдом, город «Баян-Өлгей» выглядит посовременее, и во многом благодаря казахским бизнесменам-меценатам, активно инвестирующих в развитие своего края.

В северной же части Ховда мы посетили развалины старинной крепости «Сангийн хэрэм», которая с монгольского переводится как казначейская крепость. По данным источников, «Сангийн хэрэм» был построен во второй половине XVIII века в качестве резиденции маньчжурского амбаня в Западной Монголии. Крепость состояла из глинобитных стен, квадратной планировки с четырьмя сторожевыми башнями, от которых сейчас остались лишь фрагменты стен, представленные в фотоколлаже. Что интересно, в юго-восточной части на месте старейшей монгольской крепости построена новая Казахская мечеть. Далее мы с профессором Турсынхан Закенулы и Кабай Онерханом в полупустынной Степи, на пути к сопке «Батыр Қайырхан жотасы» встретили ойратов, точнее западных монголов. Это потомки тех самых джунгар, которых китайцы в свое время подвергли массовому геноциду. Их государство навсегда исчезло с карты мира, но герои тех времен остались в памяти народа. К. Онерханулы заговорил с ойратами на монгольском, но они узнав что мы из Казахстана, продолжили говорить на казахском. К слову, проводник экспедиции владеет несколькими языками и считает, что из древнетюркских языков алтайской языковой семьи, ближе всего к казахскому является тувинский. По сведениям научного руководителя Т. Закенулы, получившего образование в Пекине, с ссылкой на неофициальные источники, в этой стране проживают три миллиона этнических казахов. Таким образом, в современном мире на казахском языке говорит не только Казахстан, Южный Алтай и Запад Монголии, но и весь Западный Китай. В этом убедились мы в ходе экспедиции «Абылай ханнан абыз Тоныкөкке дейін», где от Алтая до Орхона звучал казахский язык, произошедший от древнетюркского, одного из самых древнейших письменных языков в мире.

Бибигуль БЕЙСЕНБАЙКЫЗЫ,

старший научный сотрудник Акмолинского областного историко- краеведческого музея Кокшетау

22:03
562
Нет комментариев. Ваш будет первым!