Дорога домой. Как молодая журналистка из Санкт-Петербурга в Кокшетау добиралась

Дорога домой. Как молодая журналистка из Санкт-Петербурга в Кокшетау добиралась

Ситуация с коронавирусом порождает многочисленные вопросы. Многим повезло разъехаться по домам еще до введения решительных мер. Но жители других стран не имеют точной информации о возвращении на родину в разгар самоизоляции. Границы закрыты. Консульство молчит. Что же делать в такой ситуации? Приходится рисковать и испытывать на себе разные варианты.

В этом репортаже я расскажу о моей о дороге домой - из Санкт- Петербурга в Кокшетау в самый разгар самоизоляции.


В такси тоже меры принимают


Возвращаюсь домой восьмого мая. Заказываю такси. Приезжает машина, из которой выходит мужчина лет пятидесяти. Средний рост, крепкое телосложение. Короткие волосы, на которых уже выступает седина. Добрые голубые глаза. Он одет в спортивный костюм, наверное, так удобнее водить машину.

– В Пулково? – спрашивает меня водитель.

– Да, все верно.

– Я думал, что уже никто и не летает.

– Нет, границы между городами открыты. Только потом ждет двухнедельная самоизоляция , – объясняю ему.

Собираюсь сесть на переднее сидение, но мужчина меня останавливает со словами:

«Назад. Нужно соблюдать дистанцию. Не моя прихоть. Такие вот меры».

По дороге пишу всем друзьям о своем скором приезде. Думаю о том, что совсем скоро буду дома. Такое теплое и родное слово. Сразу вспоминается самая вкусная мамина еда, теплый чай и прогулки с друзьями прохладными вечерами. Мои размышления прерывает водитель:

– Вы если что не волнуйтесь, я тут все обрабатываю антисептиком. Весь салон. Все меры соблюдаю.

– Да я и не волнуюсь. Это хорошо, что соблюдаете меры предосторожности.

Едем через центр города. За окном сменяются виды красивых зданий и уже позеленевших деревьев. Так давно не выходила никуда дальше магазина возле общежития. В этот раз водитель попался разговорчивый, поделился рассказами о зданиях, мимо которых проезжали, сопровождая все это личными историями: «В этом месте я учился. А в этом парке мы с друзьями гуляли».

Подъезжая к аэропорту, мужчина делает щедрый жест.

– Будете банан? У меня тут остался. А я сейчас домой еду, там и пообедаю. А вам еще, наверное, долго ждать. Да и дома будете не скоро.

Благодарю и отказываюсь. Расплатившись, прощаюсь с водителем.

А далее –аэропорт, самолет до Челябинска, потом поездка на авто до границы... А затем - вынужденная изоляция... Вот о ней-то расскажу подробнее.

Лицей, который стал больницей


А вот и лицей под Петропавловском в Мамлютке. Двухэтажное здание с зеленой крышей. Детская площадка с турниками и качелями. Зеленые деревья, цветы. Только пару месяцев назад его посещение было свободным. Это школа, в стенах которой раздавался громкий смех, учились дети, бегали во дворе и обедали в столовой. Но сегодня вход посторонним строго запрещен. Сюда попадают люди, которые пересекают границу Россия-Казахстан. Здесь они ждут результат анализов. В связи с эпидемией помещение обустроили под карантинную зону. Входят новые посетители в одну дверь, а выходят в другую.

На входе меня встречает медсестра. Она одета в защитный костюм. При ходьбе слышится знакомый звук. Вспоминаешь, когда зимой надеваешь болоньевые штаны, и они шоркают друг об друга. Волос не видно из-за шапки на голове. А маска скрывает все лицо. Заметны лишь глаза. Они черные, как ночь. Но мне важен взгляд: он добрый и искренний. Если это и ночь, то теплая и уютная.

Надеваю бахилы, обрабатываю руки антисептиком. В кабинете врача мне измеряют температуру и берут мазок для анализов. Заполняют какие-то бумажки, спрашивают личную информацию и наконец-то отпускают. Добрая медсестра ведет меня по коридору в палату. Пустой коридор. Жизнь словно остановилась именно в этом месте. Вокруг ни звука. Остановившись возле стола, она говорит: «Здесь вот чай, сахар, стаканчики. Можешь брать в любое время».

Таблички с номерами палат. Четыре. Три. Два. А вот и моя, под номером один. Открываю дверь. Побеленные стены, шкафы, тумбочки – вот и все, что было из мебели. Четыре кровати, три из которых свободны. Я расположилась на той, что возле окна. Мне нравится любоваться тем, что снаружи. Взгляд привлек подоконник. Моя соседка оборудовала его под шкаф: книги, вещи и пластиковая тарелка недоеденного борща.

Палата, в которой не умолкали песни


Раздается голос медсестры: «Соседи нужны?»

Девушка мгновенно просыпается. Она, как и я ехала домой, а оказалась в стенах этой комнаты. У нее темно-русые волосы, собранные в пучок. Густые коричневые брови и голубые глаза, на которые натянуты очки. Тонкий, вытянутый нос и розоватые губы. Несмотря на то, что ее разбудили в пять утра, девушка оказалась приветливой и очень общительной.

Её зовут Алёна. Студентка второго курса, учится в Тюмени на инженера. Не только очень сильна в цифрах и подсчетах, но еще творческая и интересная личность.

– А ты тут долго находишься?

– Сегодня вторые сутки, но должны уже отпустить.

Девушка сразу рассказала обо всех нюансах: «Воды в туалете нет. Умываюсь только салфетками. А еще кровать твердая. И подушка неудобная, не могла поспать нормально. И если будешь выходить из палаты, то обязательно надень маску, без неё нельзя».

Мой взгляд падает на гитару.

– О, а ты играешь?

Алёна берет в руки гитару и начинает подбирать нужные аккорды. Звучит ее красивый, мелодичный голос, которым она поет собственные строки. Строки, которые засели в моей голове:

«Прислушайся к сердцу. Оно лишь укажет ответ.

В каком направлении взять нам обратный билет».


Мы пели еще много песен, пока нам не принесли завтрак. Манная каша. Без комочков, которые все так не любят. Хлеб. Шоколадка: «Это вот в честь праздника привезли, 9 мая же», – говорит медсестра.

Я не помню, как мы уснули, помню лишь:

– Ткаченко! Девочка, которая вечно поет! – будят нас звуки из коридора.

Радостная Алёна с отрицательным результатом на COVID 19 собирается домой. Мое желание спать меня пересиливает. Я обмениваюсь с ней контактами и, не обращая внимания на происходящее, засыпаю. Спала я целые сутки, просыпаясь лишь, когда приносили покушать.

К вечеру заснуть я уже не могла. Читала все то, что было под рукой, чтобы просто убить время. Меня прервал звонок. Это были родители, которые переживали, и хотели узнать, как у меня дела.

Дорога, ведущая к дому


В карантинную зону приезжают с городской больницы каждое утро – забирают анализы и привозят результаты. Так было и на следующий день после моего приезда. Единственным занятием, которое казалось мне интересным, был сон. Меня разбудили медсестры, кричащие мою фамилию, в поисках моей палаты. Проснувшись и обрадовавшись, я схватила свою маску и выбежала за бумажкой – расписка о домашней самоизоляции и отрицательный результат анализа. В коридоре впервые было так много людей и раздавались хоть какие – то звуки. Кажется, что только утром здесь ощущается жизнь. Женщина набирала чай. Парни заполняли документы. Девушка с сумкой ждала такси.

– Спасибо вам за все! Еда была вкусной. Всего доброго! – напоследок говорили люди, покидающие это место.

И правда, я ожидала условий намного хуже. А весь персонал был так добр и заботлив. Зазвонил телефон. Папа говорил о том, что уже подъезжает, чтобы забрать меня. Мне открыли дверь. Снаружи помещение охранял мужчина в форме. Он пожелал мне счастливого пути. Я вышла из двора и увидела родное мне лицо.

Средний рост, темные, коротко остриженные волосы. Густые черные брови, которые кажется, никогда не хмурятся. Карие глаза. Во взгляде читается отзывчивость и искренность. Появившиеся морщинки на лице – верные признаки мудрости после прожитых лет. Вытянутый нос, и улыбка.

В машине играли песни. Такие знакомые, что слова сами оживают в памяти. А я любовалась видом, который говорил мне, что я дома: казахские просторы не могут не радовать мой глаз.

Меня встретила семья. На кухне стоял запах пирожков. А мама наливала чай. За столом рассказываю все свои приключения за это время. И чувствую, что самое лучшее – быть дома.

Самоизоляция на время закрыла всех в своих домах. Одни паниковали, другие пользовались положением. Многие открыли новые увлечения, я с соседкой, например, занялась йогой. Просмотр фильмов с семьей или друзьями, совместный завтрак, обед и ужин – очень важные вещи, о которых мы порой забываем. Самоизоляция дала время остановиться и подумать о главном.

Алина Мороз

Санкт– Петербургский государственный университет.

Специальность "Международная журналистика", первый курс

11:07
493
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!