О работе психиатрической службы: «Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох да сума»

О работе психиатрической службы: «Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох да сума»

Психиатрическая службы – исторически одно из непубличных направлений медицины. Что же происходит за закрытыми воротами больницы, вызывающей тихий ужас? Даже в 21-м веке социум порой остается неадекватно нетерпим к психиатрическим больницам, одно упоминание о которых до сих пор суеверно внушает подсознательный страх. Правда, теперь лечебницы именуют иначе -центрами психического здоровья. Как помогают человеку снять тревогу и опасения, смятение души, как борются в них за возвращение человека в социум?

Реформа службы психического здоровья в стране началась три года назад. Ключевая идея – преодоление проблемного ореола вокруг темы психического здоровья. А для этого необходимо изменить мышление и восприятие обществом «больной» темы. Известна такая новая мера, как объединение психиатрической и наркологической служб и специальностей. Сегодня в Казахстане 1300 психиатров, но при этом психиатр и нарколог – разные специалисты. Хотя и до начала реформы наркологи занимались детоксикацией, что присуще токсикологам. Медперсонал в психиатрии постепенно трансформируется из помощника врача без голоса в специалиста с расширенными компетенциями, глубже вовлеченного в процесс лечения пациента.

В Акмолинском центре психического здоровья успешно внедряют внестационарную реабилитацию законопослушных граждан, страдающих психическими расстройствами - теперь по доброй воле желающие могут лечиться амбулаторно.

Главврач Камиль Султанович Раскулов считает: 


"Само время диктует повернуться лицом к обществу. Кто наши пациенты? Психохроники, жизнь которых долгими месяцами протекает в стенах за семью замками, созависимые - их близкие и родные. Немало лиц, направленных решением суда на принудительное лечение, людей, проходящих психиатрическую экспертизу в рамках следственного процесса.


Будни больницы, удаленной от областного центра на добрые 30 километров, прямо скажем, трудны и беспокойны.До самоотречения жертвенен труд врачей и медицинских сестер, санитаров и хозработников, причем в условиях далеко не идеальных. Но это невидимые миру слёзы…


Без сострадания, без милосердия и сопереживания здесь ни один из нас не удержится, причем замечу, - милосердия активного и действенного", - отмечает Камиль Раскулов, возглавляющий областную психбольницу с 2011-го года. Тех, кто впервые оказывается за ее КПП многое удивит.

Внутри ухоженной зелёной территории - целый городок со своей прачечной, котельной, пищеблоком, видавшим виды административным зданием с обшарпанным фасадом, заново отремонтированным лечебным корпусом и отделением, где в самом разгаре капремонт. Унылый бетонный забор напоминает: больница - режимный объект. Вокруг звенящая тишина. Раздолье. Скошенная трава. Тропинки. Мохнатые ели и густые сосны, высаженные много десятилетий назад, создают ощущение спокойствия и уюта,некой гармонии с природой, так необходимой утратившим душевное здоровье людям..Беседки, лавочки, детская игровая площадка с горкой, необычные самодельные инсталляции, разноцветные клумбы. Кстати, подарок НПО Любови Рубежанской – замечательный пример реальной помощи детскому отделению больницы.

С пропуском здесь строго, его получаешь на проходной. Но с родственниками видеться разрешают практически в любое время дня. Сюда, в известную психиатрическую лечебницу, насчитывающую девяностолетнюю историю, едут навестить родных – то отовсюду, из самых отдалённых уголков области.

Посетителей не смущает плотно закрытая дверь комнаты свиданий, пугающий лязг замка за спиной - порядки здесь строгие.

Наша психика порой подсознательно старается дистанцироваться от (как нам кажется) чужого несчастья и близкой беды, будто они заразны. У разных народов психически больных людей не даром издавна называли блаженными. Их жалели, оберегали от вторжения темных сил. Несчастна страна, где психиатрические больницы не задумываясь, оскорбительно именуют «дурками».

Пациентов, которых обычно привозят родственники или скорая психиатрическая бригада, помещают на первое время пребывания в стационаре в палату с интенсивным наблюдением, Диагноз может быть порой поначалу неясен, а поведение требует круглосуточного надзора. По закону человека можно стеснить в движении, если он представляет опасность для других людей, фиксацию разрешено применять лишь на несколько часов.

Удаленность от областного центра создает множество трудностей, и для медперсонала, и для самих пациентов. Представьте, после пяти часов вечера врачи и медсестры разъезжаются по домам, в город их увозит больничный автобус. Большинство младшего медперсонала проживает в самом селе – другой работы в депрессивной Алексеевке не сыскать. С больными на весь вечер и ночь остаются дежурные санитары и медсестры, и доктор, единственный на все десять отделений. Забот как у дежурного, так и у лечащего врача полон рот: чего стоит одно описание статуса пациента, это фактически целое биографическое эссе, подробное, с симптомами психических нарушений, случающихся чаще всего в пубертатный период. Соматическое состояние пациентов усугубляет отдаленность расстояния, страдает и оперативность, мобильность лечебного процесса. Не секрет, что больные – люди с ранимой и измененной психикой. Нельзя сбрасывать со счетов душевное одиночество пациентов и потерю связи с миром, жестокий пресс длительной тоски по дому и родным. Неделикатная наша жизнь порой сталкивает людей в пропасть отчаяния. Путь туда – эмоциональное выгорание, болезненно чуткая реакция на происходящее вокруг, низкий болевой порог. Нас разрушают не чужие слова, поступки и действия, а наша реакция на них. Будущее не слишком удачливым нашим собратьям представляется ещё беспощаднее, чем прошлое. Ветер счастья и обид переменчив, как у Хафиза: «Небрежен ветер, в Вечной Книге жизни мог и не той страницей шевельнуть».

В хаосе неизбывной каждодневной суеты и неразрешимых проблем у молодых легко теряется вкус к жизни. Взрослых мало заботит, как научить извлекать из жизни щедро растворенную в ней светлую трезвую радость. Наивное потребительство молодежи, ощущение себя как центра вселенной, вседозволенность приводит к злоупотреблению алкоголем и дурманом. Удержать от рокового шага в таких случаях и родителям, и учителям, и окружению не удается. Прибавим сюда и целый комплекс социально – экономического неблагополучия семей…

Профессиональный психиатр не может видеть в своих пациентах отбросов общества, как порой представляется многим. Врач видит в них страдающих настоящим полным недугом, тех, кому может и обязан помочь. Раздражает стойкий стереотип, будто ни один врач не в состоянии определить, является ли кто-либо душевнобольным. Диагностируют здесь серьезно и основательно, подбор препаратов назначается консилиумом специалистов.

После стационара пациент продолжает наблюдаться у участкового психиатра, который следит за его состоянием, корректирует лечение. Другая трудность, если после выписки пациенты невыполняют рекомендации. Давно и успешно в АЦПЗ разрабатывают программы психообразования, разные индивидуальные и групповые тренинги. Разъясняют подробно, что случится, если прекратить прием препаратов, как заранее почувствовать обострение и своевременно обратиться за помощью. Проводятся специальные лекции и индивидуальные беседы с созависимыми родственниками, которым важно понять, где патологические особенности, где особенности характера человека, как вообще себя с ним вести.

Камиль Султанович подчеркивает: "Все-таки стационар – для оказания экстренней помощи. Пойти в больницу и покапаться – не тот случай. Ведь тогда блокируются койко-места для тех, кто в этом действительно нуждается. Кому-то нужны просто тепло,уход, питание. Кто-то хочет обратиться в силу психического состояния, но оно, как выясняем, не требует лечения в условиях стационара. Тогда и оказываем помощь в других формах. На мой взгляд, помимо перепрофилирования больниц, недавно объединенных в единую сеть наркопсихиатрии, нужно значительное расширение сети амбулаторных служб, решение вопроса сопровождения пациентов. Наши пациенты нередко страдают целым букетом хронических заболеваний, потому то и дело мы вынуждены отправлять их в сопровождении санитара и медсестры на диагностику в тубдиспансер, онкологию, в гастроэнтерологию, кардиологию, а всё это требует энергозатрат, драгоценного времени, материальных ресурсов".

В теплое время года здесь разрешены прогулки с обязательным сопровождением санитаров. Однако большая проблема в том, что в затяжные при нашем климате осень и весну, долгую зиму пациентов вынуждены оставлять без свежего воздуха. Месяцами они проводят в палатах серые безликие дни. Нет теплых стёганых халатов, в которые можно было бы одевать больных и выводить на воздух.

"Вот приобретем швейные машинки - и тогда проблему будем решать своими силами", - мечтает Камиль Султанович. Вынужденное безделье пациентов крайне вредно для их психики. Давно бьется главврач за то, чтобы восстановить необходимую для душевного равновесия людей трудотерапию. Мелкая моторика рук, дозированная занятость весомо повысят эффективность продолжительного лечения. Навыки самообслуживания нельзя утрачивать тем, кто относительно стабилен в своем психическом состоянии, но утратил социальные связи. А в отделении села Раздольное планируем создание мебельного цеха.

Проблематична и хлопотная работ специалистов социальной службы и клинических психологов, это тема отдельного разговора, ибо уязвимость пациентов обусловлена динамикой их заболевания.Из-за повышенных в трудных клинических случаях доз лекарств в иных случаях нарушается координация движений, больные ходят с трудом, спотыкаются. Да и действие нейролептиков не проходит бесследно для физического самочувствия.

Позитивные перемены радуют: произведена замена инженерных сетей, получено новое оборудование в прачечной, капитально отремонтирован второй корпус больницы, в интенсивной фазе - ремонт третьего. Наконец отремонтирован фрагмент дороги, ведущей от моста до корпусов больницы, разрабатывается ПСД на строительство участка от петропавловской трассы напрямик через степь, что заметно сократит путь до областной лечебницы для карет скорой помощи.

В планах замена канализации. Больничный водопровод функционирует с 1971-го года – изношенность сетей предельная. С обеспечением питьевой водой проблему намерен был решить аким (теперь уже бывший!) Зерендинского района. 

"Пока выходим из ситуации, обходимся и привозной водой. Но у нас многие тяжелые больные лежачие, уход за ними в таких условиях осложняется", - рассказывает главный врач .Не могу не отметить нелегкий труд нянечек, санитаров, работников хозобслуги, пищеблока, прачечной. Мой коллектив работает на совесть. С душой. Отношения медперсонала и психохроников, лежащих здесь не только месяцами, но порой и годами, семейно – родственные. Часто повторяю своему медперсоналу истину – многие из наших пациентов никому, кроме нас не нужны. Потому и миссия наша – особая. Дать надежду на исцеление от недуга. Беда за долгую жизнь человека приходит каждому. Но из души человека страдающего не должна уйти любовь.

Более десятка отделений АОЦПЗ плюс кабинеты психического здоровья – такова структура больницы. Стационар в Алексеевке – отдельная головная боль руководителя, и не только в силу значительного расстояния от областного центра и целого комплекса проблем, требующих безотлагательного решения.

Здесь есть скорбное и печальное отделение, где лежат дети. Ни в чем не повинные существа. Ангелята. Они не разрушали наркотой и зеленым змием свой организм, никому не причиняли вреда… Больно смотреть на детишек, поневоле в свои юные года обретших статус жертвы. 

"Стараемся детишек развлекать, придумываем интерактивные тренинги, забавляем чтением и просмотром детских познавательных передач, чаще выводим на игровую площадку, на чистый свежий воздух, даем возможность родителям забирать их вечерами домой", - говорит собеседник.

"Свой коллектив люблю. Одних выделю, других обижу… Но, тем не менее, выделю своего незаменимого заместителя Галию Мухамедьярову, удивительный пример бескорыстного служения врачебному долгу. Этот в хорошем творческом смысле неугомонный доктор в постоянном поиске, несмотря на уникальный практический опыт, неизменна ее тяга к самосовершенствованию. Энергия добра Галии Усербаевны и коллектив держит в тонусе, не давая медикам расслабляться. Недаром говорят: все хорошее в нашей жизни делается в состоянии цейтнота. Мои коллеги по алексеевскому стационару также много лет преданы профессии. Берика Крымовича Абишева, Алму Кабдулаевну Искакову, Назигуль Серикпаевну Мешелеву, Юлию Попову больные и их родные неустанно благодарят за добропорядочность, человеколюбие. Доктора наши, исцеляя душу, врачуют ее прежде всего словом. Особым оружием, в наших условиях. Мы иногда забываем, как важна интонация, а не смысл слов, ведь именно интонация обнаруживает другой смысл, скрытый и главный. И тогда мы стремимся помочь своим подопечным очистить мысли, пробуждаем сильное и настойчивое желание жить, несмотря на болезнь, оставаться полезными своим семьям и быть нужными прежде всего себе", - говорит руководитель учреждения.

Записала Алия АХЕТОВА

10:25
478
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!