Продолжая использовать этот сайт, Вы должны согласиться на использование куки

Битва за телевизор. Как в Польше сменили власть на «первой кнопке»

Битва за телевизор. Как в Польше сменили власть на «первой кнопке»

Польское общественное телевидение (TVP) долго называли рупором пропаганды прежней власти. Сейчас ситуация изменилась, но то, как произошли эти изменения и к чему они могут привести, ставит перед польским обществом и властями новые вопросы.

На конец 2023 года польское общественное телевидение (TVP) представляло собой пропагандистский рупор тогдашней власти, правоконсервативной партии «Право и справедливость» (ПиС).

Итоговые выпуски новостей на «первой кнопке», канале TVP1, подчас выглядели как подборка сюжетов, по очереди восхваляющих гений правительства и клеймящих его противников во главе со средоточием зла, «немецким агентом» Дональдом Туском.

Пропагандистскую функцию государственное ТВ, в которое фактически превратился общественный вещатель, выполняло, даже если бы зритель решил посмотреть его без звука. «Красные строки» внизу экрана с лаконичными и максимально доходчивыми месседжами вроде «Мир завидует экономическим успехам Польши» или «Туск против польского суверенитета» стали не только отдельным узнаваемым брендом TVP, но и объектом бесчисленных мемов.

Проведенное в прошлом году социологическое исследование показало, что только 21% поляков считали новости на государственном телевидении отражающими реальную картину происходящего в Польше. Несогласие с этим утверждением выражали 69% респондентов.

Экран выпуска новостей на TVP

Перед парламентскими выборами, прошедшими в октябре прошлого года, представители оппозиции провозглашали наведение порядка на TVP одной из своих первоочередных задач после прихода к власти.

«Нам нужно будет ровно 24 часа для того, чтобы ПиСовское телевидение превратилось в общественное», — говорил в одной из предвыборных речей Дональд Туск.

Победа оппозиции на выборах поначалу шокировала госТВ. Комментаторы не могли скрыть злорадства, когда в первом после объявления итогов голосования выпуске новостей бессменная ведущая вечерних новостей TVP1 Данута Холецкая обратилась к присутствующим в студии представителям оппозиции «Дорогие» и — неслыханное дело — даже один раз перебила депутата от «Права и справедливости».

Но уже через несколько дней госТВ вернулось к своей обычной риторике.

Передача власти в Польше тем временем затянулась. Правительство Дональда Туска приступило к работе лишь 13 декабря, почти через два месяца после дня голосования.

Министром культуры — именно это ведомство отвечает за функционирование общественного телевидения — стал Бартломей Сенкевич. Комментаторы шутили: бывшего министра внутренних дел, подполковника-спецслужбиста в отставке, объединяло с культурной сферой разве что то, что в 1905 году его прадедушка получил Нобелевскую премию по литературе. А уже серьезно добавляли: миссией Сенкевича станет чистка авгиевых конюшен на TVP. Справится — уже летом будет командирован в Европарламент, а в Министерство культуры придет более близкий к этой сфере человек.

Времени на раскачку новой власти потребовалось немного. Уже на следующий день после утверждения правительства Дональда Туска журналистов TVP не включили в пул польской делегации на саммит ЕС. А уже через неделю события вокруг телевидения начали стремительно развиваться.

«До самого конца»

19 декабря Сейм принял постановление, в котором призывал все государственные органы незамедлительно предпринять усилия для того, чтобы граждане Польши могли реализовать конституционное право на информацию, а общественные СМИ начали работать в атмосфере независимости, объективности и плюрализма.

Еще во время обсуждения этого документа депутаты от «Права и справедливости» решили, что такие формулировки не несут ничего хорошего госТВ. Около сотни из них, не дожидаясь самого голосования, покинули Сейм и спешно направились к двум варшавским зданиям. На улице Воронича находился главный офис TVP, на площади Повстанцев — его информационная редакция. Несколько десятков парламентариев во главе с лидером ПиС Ярославом Качиньским провели ночь в холлах этих зданий.

Моравецкий

Утром 20 декабря на сайте Министерства культуры Польши появилась лаконичная новость. Ведомство информировало, что, ознакомившись с принятым накануне постановлением Сейма, министр назначил новый состав наблюдательных советов и правлений общественного телевидения, радио и государственного информагентства.

Фамилии новых руководителей в новости не указывались. Поэтому, когда в холле главного офиса TVP появился молодой человек с папочкой, отрекомендовавшийся новым главой общественного телевидения, депутаты от ПиС набросились на него с обвинениями. У них были все основания для возмущения: юридическое обоснование для решения о смене власти на госТВ изначально было очень спорным.

Но главные события в это время происходили в другом месте. В 11:18 утра из эфира по всей стране неожиданно пропал сигнал TVP Info — информационного канала госТВ, который называли главным рупором госпропаганды. Вместо новостей зрителям включили польский комедийный телесериал «Ранчо». Прекратило работу и мобильное приложение телеканала.

На «первой кнопке» польского телевизора — канале TVP1 — не вышел в эфир выпуск новостей, запланированный на 12:00. Вместо него зрители увидели заставку с логотипом телеканала в сопровождении приятной музыки.

Следующей в программе TVP1 шла передача о селе под названием «Агробизнес». Она началась по плану, но вдруг вместо кадров с полем на экранах появился ведущий новостей Адриан Борецкий. Он стоял за пюпитром и спешно застегивал пуговицу на своем пиджаке.

«Мы начинаем специальный выпуск новостей, — взволнованно сказал Борецкий. — Новостей, которые мы будем сообщать вам до самого конца… Такого в польской истории еще не бывало. Вероятно, польские СМИ были захвачены…»

На этих словах Борецкий исчез с экранов: его сменил логотип TVP с новогодней елочкой.

Журналисты «старого» телевидения еще несколько часов пытались вещать в формате живых трансляций в фейсбуке. Примерно в 14:30 эти попытки прекратились. Власть на госканалах окончательно поменялась.

«Твиттер наш, эфир ваш»

Вскоре после этого политики ПиС сняли «дежурство» с холла офиса TVP на Воронича. Тем не менее, они до сих пор продолжают занимать здание информслужбы на площади Повстанцев. В ПиС считают все последние изменения на госТВ незаконными.

10 января новые руководители TVP объявили, что закрывают офис на Повстанцев. Несмотря на это, в здании до сих пор постоянно пребывает бывший ведущий «старого» TVP Михал Адамчик. По версии ПиС, именно он сейчас является легитимным главой общественного телевидения.

Адамчик и его соратники до сих пор контролируют аккаунт TVP Info в X (почти 860 тысяч подписчиков). Они регулярно обновляют его воззваниями о нелегитимности захвата независимых СМИ и критикой «режима Туска».

Тем временем еще 21 декабря, на следующий день после смены власти на госТВ, в одном из варшавских ресторанов прошла редакционная планерка новой выпускающей группы нового выпуска новостей на TVP. Вечером того же дня он вышел в эфир — под измененным названием. Вместо старого Wiadomości («Новости»), ставшего в последние годы именем нарицательным, новый выпуск назывался «19:30», по времени своего выхода в эфир.

Поскольку основные студии и архивы новостной редакции находятся в здании на Повстанцев, которое новые телевласти не контролируют, первые выпуски новостей, пишут польские наблюдатели, готовились явно в партизанских условиях.

Студия

«В производстве некоторых интервью явно не участвовал человек, который отвечал за мейкап гостей, и это было до боли заметно, — говорится в рецензии на первый выпуск „19:30“ на портале OKO.press. — Часть съемок производит впечатление чисто любительских».

Впрочем, говорят собеседники Би-би-си, в последующих выпусках картинка выглядела уже заметно лучше, а главное — в новостных сюжетах получили возможность высказаться не только представители партии власти. Вечером 29 декабря полноценное вещание — тоже в несколько спартанских интерьерах — возобновил информационный канал TVP Info.

А 6 января в эфир утренней программы на «первой кнопке» страны пришли пара геев и пара лесбиянок. Дискуссия о возможном принятии в Польше закона об однополых партнерствах, да еще и при участии самих членов ЛГБТ-сообщества, еще недавно была немыслимой в стране, прежние власти которой неоднократно отличались гомофобской риторикой.

Журналистские трансферы

Уже начиная с первых дней после смены власти на госТВ в Варшаве можно было наблюдать «великое переселение журналистов».

Часть «звезд» «старого» TVP во главе с ведущей итогового выпуска новостей Данутой Холецкой и хозяином утреннего шоу Михалом Рахонем начали вести эфиры на TV Republika — прежде небольшом телеканале, и до смены власти открыто симпатизировавшем «Праву и справедливости». Рейтинги канала за последние недели выросли почти в тридцать раз, он вошел в тройку самых популярных телеканалов Польши.

Протест

Другое дело, что за это время он лишился нескольких крупных рекламодателей — например, Ikea. Это случилось после того, как публицист Марек Круль, комментируя в эфире Republika миграционную политику ЕС, заявил, что в Германии мигрантов чипируют, как собак. «Хотя, конечно, дешевле было бы вытатуировать им номера на левой руке, тогда их было бы легко найти», — добавил Круль.

Впрочем, это уже другая история. Отраслевые СМИ тем временем начали сообщать о том, что на госТВ переходят десятки журналистов из коммерческих телеканалов, газет и радиостанций. Издание Wirtualne Media со ссылкой на свои источники сообщило, что один из самых больших телехолдингов Польши TVN (принадлежит американскому концерну Warner Bros Discovery) отменил для нескольких своих сотрудников, пожелавших перейти на TVP, прописанный в их контрактах запрет на работу в СМИ в течение полугода после увольнения.

СМИ сообщают, что новые власти телевидения начали юридическую подготовку к увольнению десятков корреспондентов. Останутся в эфире, похоже, лишь считанные лица «старого» TVP. Например, бывший международный корреспондент Михал Чапский сейчас ведет репортажи из Сейма и от президентского дворца.

Меньше повезло ведущей новостей Эльжбете Живел. После того, как она один раз появилась в эфире «новых» новостей, в твиттере появилось множество комментариев, призывающих нынешние власти госТВ прервать сотрудничество с «коллаборанткой».

«Я творю коллектив, который является смесью старых и новых людей. (Здесь) работали множество прекрасных профессионалов: редакторов, продюсеров, которые пришли сюда еще до 2016 года. Это профессионалы, которые умеют делать новости и когда-то творили совершенное телевидение», — объяснялся в интервью журналу Polityka новый руководитель канала TVP Info Павел Москалевич. Впрочем, признал он, в случае с Живел «мы послушались голоса зрителей и убрали ее из эфира».

Воронича

Новый поворот в дискуссиях вокруг этой темы наступил в конце декабря. Тогда депутат Сейма Дариуш Йоньский, поддерживающий новую власть, подал в TVP запрос с просьбой обнародовать размеры зарплат бывших звезд общественного телеканала.

Оказалось, что редактор информационного подразделения TVP Михал Адамчик за неполный 2023 год получил от государства примерно 1,5 млн злотых (около 350 тыс. долларов), его заместитель, 35-летний Себастьян Перейра — 440 тыс. злотых (100 тыс. долларов). Марцин Тулицкий, известный, в частности, документальным фильмом «Вторжение», в котором утверждал, что ЛГБТ нападают на католическую церковь и стремятся легализировать педофилию, в прошлом году заработал 714 тыс. злотых (170 тыс. долларов).

«Некоторые из них зарабатывали в 40 раз больше, чем учителя… Должны ли они отдать эти деньги государству? Скорее да», — написал в твиттере Дональд Туск.

Ликвидировать нельзя контролировать

Пока новые телевизионные власти формировали новые редакции гостелеканалов и потихоньку осваивали эфир, «борьба за телевизор» продолжалась в политико-юридической плоскости.

В последние дни прошлого года Сейм принял закон, выделяющий на нужды общественных вещателей около 3 млрд бюджетных злотых. Президент Анджей Дуда, который и так наблюдал за событиями вокруг госТВ без энтузиазма, этот закон заветировал.

Но, похоже, правительство Туска ждало именно такой реакции Дуды. Министр культуры Сенкевич немедленно объявил о начале процедуры ликвидации TVP — формально из-за недостатка денег на функционирование телевидения. Дональд Туск заявил, что пока TVP будет финансироваться из резервного фонда бюджета.

В результате юридическая ситуация вокруг TVP оказалась запутанной до предела. С одной стороны, его вроде как ликвидируют. При этом, как бы подмигивают власти, решение о ликвидации госТВ может быть в любой момент отозвано. С другой стороны, говорят юристы, общественное телевидение в Польше нельзя ликвидировать по определению, его существование прописано в законодательстве страны.

ТВП

«Решение о ликвидации может быть принято для проведения глубокой реструктуризации (госТВ), — считает журналистка портала OKO.press Доминика Ситницкая. — В состоянии ликвидации процедурно легче проводить те же кадровые чистки. Для правящей коалиции эта ситуация выгодна еще и потому, что чем больше замешательства вокруг этой темы, тем больше у них времени на то, чтобы получить полный контроль над СМИ».

На этой неделе суд в Варшаве отказался регистрировать смену руководства госТВ, о которой еще 20 декабря объявило Министерство культуры. Казалось бы, ПиС может праздновать победу? Нет, новый гендиректор TVP Петр Земла заявляет, что поскольку телевидение находится в состоянии ликвидации, то это судебное решение «не имеет никакой ценности в смысле формирования реальности».

За юридической казуистикой скрывается главное: все это время эфиром госТВ руководит (и будет продолжать руководить) «новая команда».

Цель оправдывает средства?

С первых дней конфликт вокруг TVP возбуждал горячие споры о том, какие методы допустимо применить государству и журналистскому сообществу, чтобы изменить нездоровую, по мнению многих, ситуацию в польских госСМИ.

Факт — накануне смены власти прежнее руководство Польши целенаправленно принимало решения, которые должны были максимально осложнить возможные будущие изменения на телевидении. Наблюдатели соглашаются: если бы правительство Туска решило менять руководство госТВ, неукоснительно соблюдая закон, это заняло бы месяцы, если не годы. Но оправдывает ли это действия министра культуры Сенкевича, который творчески интерпретировал право, единолично поменяв телевизионное начальство?

Польское общество не имеет однозначного ответа на этот вопрос. Одни, отвечая на него, предлагают вспомнить события восьмилетней давности. Тогда ПиС, придя к власти, молниеносно сменил руководство общественных вещателей при помощи закона, позже признанного неконституционным. Сейчас, дескать, бывшей власти грех жаловаться на то, что против нее применяют такие же «креативные» методы.

Другие — скажут, что градус ненависти на польском госТВ был настолько высоким, что изменение ситуации было просто долгом новой власти, выполнение которого не могло ждать месяцы.

Польша протест

Третьи — вспомнят об огромном общественном давлении на правительство Туска. В октябре прошлого года оно получило от польского общества невиданный кредит доверия. «Наведения порядка (на общественном телевидении) ожидали миллионы людей. Исчезновение ведущих, журналистов и дежурных экспертов из его эфира для многих стало знаком конца определенной эпохи в польской политике», — говорил в эфире подкаста Polityka Insight публицист Войцех Шацкий.

Но есть и мнение профессора-конституционалиста Варшавского университета Ришарда Петровского, высказанного в интервью газете Rzeczpospolita: «Цель не оправдывает средства, даже если эта цель — выполнение предвыборных обещаний, продиктованных убеждением о необъективности общественных СМИ, и эмоциями, следующими из этого убеждения».

Наконец, значительная часть польского общества вообще считает, что события на телевидении — это чистый бандитизм и белорусизация Польши, а Дональд Туск подобными прецедентами несет в Польшу «русский мир».

«(События на TVP) — это как избавление от шумного соседа-хулигана. Ты приходишь с работы, а его нет. Но облегчение не освобождает тебя от необходимости задуматься о том, что же произошло», — пишет публицист Петр Пацевич.

Сам он — и, к слову, ряд других комментаторов — отвечает на этот вопрос так: оценить последние события вокруг TVP можно будет лишь по тому, какие они принесут результаты, и не появится ли на месте телевидения, прославляющего ПиС и клюющего Туска, его зеркальное отображение — восхваляющее новую власть и множащее на ноль партию Ярослава Качиньского.

Чисто теоретически шансов на такое развитие событий, кажется, немного. Нынешняя властная коалиция состоит сразу из четырех партий, и монополизация влияния на общественное вещание может оказаться непосильной задачей, даже если у кого-то возникнет такая идея. Не стоит забывать и о том, что построить новую пропагандистскую машину на месте старой будет мешать президент Анджей Дуда, который в новогоднем обращении очень жестко охарактеризовал события вокруг TVP.

«Они уничтожат Польшу»

Тем не менее, конфликт вокруг СМИ стал одним из индикаторов более комплексных процессов, которые сейчас происходят в Польше.

Еще на прошлой неделе партия ПиС, остающаяся самой популярной партией страны — ее поддерживает около трети поляков, — призвала своих сторонников выйти на демонстрацию протеста против «захвата свободных СМИ» в центре Варшавы вечером 11 января.

Уже в ходе подготовки к этой акции список ее требований расширился: к ним добавилось освобождение арестованных накануне видных политиков ПиС Мариуша Каминьского и Мацея Вонсика.

Польша протест

Еще за несколько дней до акции в СМИ хватало скептических комментариев относительно ее перспектив.

«Сейчас в обществе нет эмоции, которая могла бы массово вывести людей на улицу. Что они будут защищать? Огромную зарплату Михала Адамчика?» — вопрошал в эфире радио Tok FM публицист Марцин Целиньский.

Тем не менее, в четверг на улицы польской столицы, несмотря на снег и мороз, вышли десятки тысяч человек. Варшавская мэрия оценила численность акции в 35 тысяч участников, организаторы митинга озвучивали цифры в 200 или даже 300 тысяч.

Активисты, вышедшие на митинг, выглядели иначе, чем те, которых летом и осенью выводил на улицы Дональд Туск. Им было скорее за 50 — молодежи на акции было относительно мало. Часто это были жители провинции (ПиС организовал подвоз в столицу для своих сторонников). В руках они держали не только бело-красные польские флаги, но и образы Иисуса Христа.

Как оказалось, для многих эта акция стала единственным способом выразить протест не просто против событий вокруг TVP, а против происходящего в стране в целом.

«При этой власти Польше угрожает исчезновение. Польши при них не станет вообще, они все уничтожат», — сказала Би-би-си участница протеста, назвавшаяся Барбарой. «Те, кого выбрала молодежь, — это большая ошибка. Мы не согласны со всем, что делает эта власть. Они нарушают Конституцию, нарушают законы. Мы будем выходить на протесты снова и снова, пока власть не поменяется», — убеждает пожилая пара, пан Бартек и пани Бася.

Такие настроения вполне на руку «Праву и справедливости», чей лидер Ярослав Качиньский призвал своих соратников «защищать Польшу» от «непольской власти» Туска.

Польша протест

Марш протестующих изначально должен был пройти от Сейма до здания информационной службы госТВ на площади Повстанцев. Но планы организаторов поменялись, и в результате акция закончилась перед канцелярией премьера. Здесь ее участники дали себе волю с радикальными лозунгами: «Адольф Туск должен уйти», «Рыжая ворона не победит орла», «Рыжая тряпка не доживет до лета» (по-польски эти кричалки звучат в рифму, а «рыжим» политики ПиС часто называют Туска).

Марш сторонников ПиС, лишь формально приуроченный к событиям вокруг госТВ, показал, что после недавних событий реализацию стратегического предвыборного обещания новой власти — общенационального примирения и окончания «польско-польской» политической войны — придется отложить до лучших времен.

А учитывая, что Польша вошла в череду избирательных кампаний — в апреле здесь состоятся местные выборы, в июле пройдут выборы в Европарламент, а на следующий год намечены выборы президента — эти самые лучшие времена, скорее всего, скоро не наступят.

11:46
109
Нет комментариев. Ваш будет первым!