Продолжая использовать этот сайт, Вы должны согласиться на использование куки

Пчелы против меда. Чего ждать от климатического саммита COP28 в нефтяном Дубае

Пчелы против меда. Чего ждать от климатического саммита COP28 в нефтяном Дубае

Мир переживает климатический кризис, и раз в год мировые лидеры бросают все, чтобы на конференции ООН обсудить выживание человечества в условиях глобального потепления. В этом году они слетелись на 28-й саммит СОР в жаркий ближневосточный Дубай, разбогатевший на нефти и газе — главных источниках глобального потепления.

В ближайшие две недели сначала президенты, короли и премьер-министры, а затем — эксперты и переговорщики почти всех стран мира попытаются продвинуться на пути в чистое прохладное будущее и предотвратить климатическую катастрофу, чреватую разрушительными катаклизмами, бедностью и массовой миграцией.

В этом году задача как никогда актуальна и как никогда сложна.

Актуальна потому, что мир переживает самый жаркий год в истории наблюдений, а в общем рейтинге самых жарких лет последние 9 лет занимают первые 9 строк.

А сложна потому, что к российскому вторжению в Украину добавилась война Израиля с ХАМАС, и все это на фоне постковидной инфляции в мире и энергетического кризиса в Европе из-за газовой войны Кремля с ЕС.

«Все это отвлекает мировых лидеров. В такой обстановке тяжелее о чем-либо договариваться», — описал ситуацию Дэвид Сандалоу из Колумбийского университета, американский ветеран саммитов СОР, работавший в Белом доме, Госдепе и министерстве энергетики США.

Людей волнует падение уровня жизни, миграция и рост цен. Они требуют тратить деньги на них, а не на климат. Власти даже тех стран, что были в авангарде борьбы с изменением климата, меняют повестку. Великобритания отказалась от части климатических обязательств, а в Нидерландах только что победила партия климатического скептика.

А лидерам действительно не до того. Главы двух ведущих военных и экономических держав планеты — американец Джо Байден и китаец Си Цзиньпин — в Дубай не поедут. Открывать саммит в пятницу выпало британскому королю Карлу III, известному среди прочего бережным отношением к деревьям, пингвинам и окружающей среде в целом.

Карл III среди пингвинов

До сих пор только одна Конференция ООН по вопросам изменения климата завершилась масштабным успехом — в 2015 году на СОР21 в Париже все страны мира договорились сдержать повышение температур на планете в этом веке в рамках 2°С к доиндустриальному уровню, а в идеале не допустить и 1,5°С.

Достичь целей Парижского соглашения все труднее с каждым днем. Потребление нефти и газа в мире увеличивается, поэтому растут и выбросы, несмотря на рекордный ввод в строй мощностей ветровой и солнечной энергетики.

Планета уже примерно на 1,1-1,2°С теплее, чем была до индустриальной революции, и к концу века ученые прогнозируют потепление на 2,4-2,4°С.

Поэтому к конференции ООН приковано внимание. На ней весь мир может договориться ускориться или, наоборот, разругаться и притормозить «зеленую революцию».

Чему посвящен СОР28, каких результатов реалистично ожидать и почему этот саммит выдался противоречивым, если не скандальным, еще до его начала?

Чего реально достичь на СОР28

Конференц-центр в Дубае

Главными темами конференции станут подведение первых итогов Парижского соглашения, денежная компенсация бедным странам и роль ископаемого топлива в будущем. О них — ниже, а сначала о том, каким аршином мерить успех СОР28.

«Я много лет ездил на эти саммиты и могу сказать одно: там по определению все происходит очень и очень медленно, — сказал Дэвид Сандалоу, присутствовавший на самом первом СОР в Берлине в 1995 году. — На них собираются почти 200 стран, и каждый микроскопический шаг вперед требует согласия каждой из них. У всех разные интересы, и процесс согласования мучительно долгий».

«Если ожидать от конференции ООН окончательного решения проблемы изменения климата, результатом любого СОР всегда будет разочарование. Если же судить по тому, насколько мы продвинулись в важных вопросах, тогда не исключен и определенный успех».

Триумф или провал — станет ясно после 12 декабря, когда переговорщики согласуют финальный текст коммюнике. Опыт предыдущих климатических конференций ООН подсказывает, что драматичные ночные бдения могут затянуться еще на пару дней, но уже через две недели мы точно узнаем, о чем смогли договориться на этот раз.

Четыре главных темы саммита

Угольная электространция RWE в Германии

1. Первая оценка успехов в борьбе с изменением климата

В статье 14 Парижского соглашения записано, что в 2023 году мир должен подвести первые итоги, после чего делать это каждые пять лет. Техническая оценка этих итогов была опубликована в сентябре, и ее выводы неутешительны: если не ускориться в деле снижения выбросов, целей Парижского соглашения не достичь.

«Окно возможностей быстро сужается, — говорится в документе. — Чтобы сократить выбросы парниковых газов на 43% к 2030 году и на 60% к 2035 году по сравнению с уровнем 2019 года и достичь чистого нулевого баланса выбросов CO2 к 2050 году, необходимы гораздо более амбициозные действия».

Теперь печальные выводы экспертов должен утвердить СОР28, и с их учетом все страны должны будут подготовить к 2025 году скорректированные национальные планы борьбы с выбросами.

2. Спор развивающихся стран и Запада о компенсациях

В 2009 году богатые страны пообещали выделять каждый год по 100 млрд долларов развивающимся экономикам на компенсацию потерь от затратного сокращения выбросов.

Идея проста: парниковые газы в атмосферу выбросил Запад и разбогател на этом, а развивающиеся страны теперь не могут пойти тем же путем, поэтому им нужна финансовая помощь для перевода экономики на чистую энергетику и транспорт.

На позапрошлом саммите COP26 Индия, Южная Африка и другие жаловались, что обещание не выполнено, и требовали уже не 100 млрд, а 1 трлн долларов.

На прошлом COP27 в Египте наконец договорились учредить компенсационный фонд.

Но каким именно он будет, когда, кто будет платить, сколько, обязательно или добровольно, кто будет управлять этим фондом и кому будут выдавать деньги и на каких условиях — все эти вопросы оказались уделом будущих саммитов.

Разногласия настолько серьезные, что СОР28 вряд ли поставит точку в дискуссии о механизме и размере компенсаций.

3. Спор нефтяных стран и Запада об отказе от нефти и газа

Нефтяники используют саммит, чтобы заявить, что без нефти и газа в чистое будущее не попасть. Запад, наоборот, пытается убедить мир, что без сокращения и постепенного отказа от ископаемого топлива климатические цели недостижимы.

Споры эти будут особенно громкими на нынешнем СОР.

Во-первых, потому что он проходит в крупной нефтедобывающей стране, и повесткой рулит глава гигантской нефтяной госкомпании.

Во-вторых, потому что в мире энергетический кризис. Рост спроса на энергию превышает темпы развертывания ее новых чистых источников, а от ископаемого топлива постепенно оказываются. Все это сдерживает прирост благосостояния в мире.

И в-третьих, потому что в вопросе о компенсации развивающимся странам Запад требует контрибуций от стран Ближнего Востока. Как и Запад, они являются бенефициарами индустриальной революции — главной причины бесконтрольного сжигания ископаемого топлива в последние полтора столетия. Теперь Запад предлагает им направить часть миллиардов, не потраченных пока на покупку футбольных клубов в Европе, в климатический фонд помощи бедным странам.

4. Обязательство утроить мощности «зеленой энергетики»

Самый перспективный вопрос СОР28.

Китай и США уже договорились об этом, так что велик шанс, что и другие подтянутся. Для этого нужны деньги, и не только на батареи и ветряки, но и на модернизацию старой инфраструктуры — замену проводов и подстанций. Речь идет о триллионах долларов.

Деньги есть у богатых стран, но рост спроса на энергию сосредоточен в небогатых развивающихся. Там растущие потребности в энергии пока удовлетворяются в основном за счет сжигания угля и газа.

Задача привлечения зарубежных инвестиций в «зеленую энергетику» стран, у которых не хватает собственных средств на это, в нынешних условиях не решается. СОР28 попытается придумать, как эти условия изменить, чтобы тем, у кого деньги есть, стало выгодно вкладывать их в ветряные и солнечные электростанции в Пакистане, Индонезии, Египте или Перу.

Скандалы и пессимизм

Дубай

Шансы COP28 на прорыв изначально оценивались невысоко, и саммит сопровождали скандалы с момента назначения его председателем человека, который в глазах климатических активистов представляет собой полную противоположность Грете Тунберг.

Султан Ахмед аль-Джабер возглавляет Национальную нефтяную компанию Абу-Даби. Adnoc — один из крупнейших в мире производителей нефти.

Перед конференцией Би-би-си опубликовала утечку документов, из которой следует, что делегация ОАЭ использовала полномочия организаторов климатического саммита СОР28 для продвижения интересов нефтяной компании на встречах с властями нескольких крупных стран, включая Китай и Бразилию.

Султан Ахмед аль-Джабер отрицает, что обсуждал нефтегазовые контракты на этих встречах. Но на этом претензии к нему как к непредвзятому арбитру всемирной дискуссии о сокращении выбросов не заканчиваются, поскольку возглавляемая им компания планирует в ближайшие пять лет увеличить, а не сократить добычу углеводородов — главного источника этих выбросов.

Масла в огонь подливает тот факт, что ОАЭ вполне реально останется председателем климатической конференции ООН еще на год. Всё из-за Владимира Путина.

Дело в том, что СОР29 должен состояться в Восточной Европе, но все заявки от стран региона пока блокирует Россия. Если ни одна не пройдет, саммит примет немецкий Бонн, а руководить всем будет все тот же эмиратский министр.

13:29
183
Нет комментариев. Ваш будет первым!