Продолжая использовать этот сайт, Вы должны согласиться на использование куки

Ничто не сможет заменить маму! – Куралай Джумабекова

Ничто не сможет заменить маму! – Куралай Джумабекова

Оказавшимся в трудной жизненной ситуации женщинам с детьми на руках можно помочь. Главное здесь – желание самой мамы. Однако на сегодняшний день, по словам координатора «Дома мамы» ОФ «Ана үйі» Куралай Джумабековой, у многих таких женщин нет конкурентоспособности. Они привыкли существовать за счет других или на пособия от государства и не стремятся улучшить жизнь своему малышу. Да и само государство, даруя женщинам возможность оставить своего ребенка на три года в группе «Надежда», окончательно расхолаживает матерей. О том, с какими проблемами сталкиваются подопечные кокшетауского Дома мамы и их руководитель, а также о путях их решения - в интервью 716.kz

- Как на сегодняшний день работает Дом мамы в Кокшетау?

- В Кокшетау мы существуем с 2014 года, а сам проект Дом мамы ОФ «Ана үйі» запущен с 2013 года. Сейчас он функционирует в 18 городах Казахстана. Раньше мы были кризисным центром, но с 1 сентября начали работать как ресурстный центр. Главная наша миссия всегда была предотвратить отказ от детей, сохранить ребенка в семье, мы работали по сокращению сиротсва в РК и над тем, чтобы дети не попадали в Дом ребенка, детские дома, чтобы не было отказов. За период нашей работы по РК почти пять тысяч детей сегодня живут с мамами. Сколько детских домов мы этим закрыли!

Я очень люблю свою работу и деток, и я вижу, что им нужна помощь общества - людей, которые могут сдвинуть тот пласт, который не сможет сдвигнуть одна мама. Сегодня наша миссия немного поменялась: самое главное – благополучие семьи и общества, где мир ребенка будет счастлив. И сегодня мы будем работать над тем, чтобы у ребенка была семья. Чтобы он получал достаточное внимание и заботу и в дальнейшем мог социализироваться в обществе. Неблагополучная мама сегодня ничего не может дать малышу, хотя мы стараемся помочь ей. Находим работу, обучаем, но часто она думает, что общество должно ей помогать. Нет конкурентоспособности у мамы, а это сегодня самое главное – работать и дерзать ради своего ребенка.

С каким именно контингентом работает Дом мамы?

- К нам могут обращаться беременные на позднем сроке и женщины с детьми в возрасте до полутора лет на руках. Но тут индивидуальный подход к каждому. Бывает, что у мамы и два ребенка, и дети постарше, мы в любом случае помогаем восстановить документы, даем городскую прописку, оформляем всевозможные пособия. У нас есть психологи, которые работают с мамочками и их родственниками. Если есть какие-то причины ухода матери в семье – работаем с родственниками, а если видим, что там нет никакого ресурса, начинаем помогать самой мамочке. Обычно все женщины приходят с заниженной самооценкой, недовольные своей жизнью. Но здесь они адаптируются, с ними ведется работа. Оговариваем, как они видят свою судьбу в дальнейшем, ведь у нас пребывают лишь полгода. За это время мы должны с мамой четко отработать алгоритм ее действий.

Пребывающие у нас женщины здесь сами варят, делают уборку, стирают. В общем - живут, как у себя дома. Ограничения лишь в том плане, что нельзя уходить без ребенка, без предупреждения и на ночь. Мы должны помочь сформировать привязанность. Детей возят в бассейн, мам обучают делать массаж малышам. Для женщин мы даже устраиваем мастер-классы, приглашая кулинарных мастеров.

- Случалось ли, что мамам оказывался не нужен их ребенок?

- Да, бывают и плохие результаты, когда мы уговриваем маму, что она нужна малышу, но та все-таки отказывается от него, и детки попадают в Дома ребенка. В дальнейшем государство, конечно, заботится о них и они все равно уходят в семью.

Но были и такие случаи, когда мамы просто оставляли своих детей. Пришла, побыла, видит, что есть кому смотреть за ребенком, ушла и не вернулась. Мы ищем таких мам, заявляем в полицию. Одну такую мамочку нашли, на сегодня у нее отобран малыш, теперь он на временном содержании в Доме ребенка. Женщина оказалась еще беременной, мы хотели облегчить ей участь, но опять никто не пошел на уступки, пока собирали справки, прошло время, теперь она беременная живет где-то с мужчиной. А ее маленький 7-месячный малыш оказался никому не нужен...

- Почему так происходит, ведь Вы помогаете женщинам не только в оформлении документов, но и в поиске работы и обучении?

- Верно, каждой мамочке мы хотим помочь обрести профессию. Сегодня с помощью координации занятости города Кокшетау и Акмолинской области можно обучиться и трудоустроиться... Работы сегодня очень много. К примеру, наших мам готово трудоустроить ТОО «Новопэк», оно предлагает им даже общежитие и финансирование для садика. Есть люди, которые идут навстречу нашим женщинам. Но тут другое. Раньше я думала, что нет работы, а теперь я увидела, что наши женщины подчас хотят все получить бесплатно, не хотят трудиться. Просто пойти и помыть пол в кафе вечером, если нет образования – даже этого они не хотят. Они все время пытаются оформить какое-то пособие, АСП. Хотя это гораздо меньшие суммы, чем они могли бы заработать. Часто попрошайничают, ищут, кто что им может дать.

Особенно проблемно с мамочками, которые сами выросли в детском доме. Они всегда ждут, что им все дадут, потому что сами находились на иждивении у государства и привыкли к этому. Государство их такими растит, а после не хочет отвечать за них. После 18 лет некоторые из этих детей находят себя, у других этого не получается. Они приходят ко мне. И как им дальше жить? Государство вновь находит ответ - отведите своего ребенка в детский дом! Вот круг и замыкается.

- Какие социальные трудности наиболее остро на сегодняшний день сказываются на принятии решения этими женщинами?

- На сегодняшний день большая проблема для них - жилье. Недавно от нас ушли две мамочки, которые теперь снимают двухкомнатную квартиру за 80 тысяч тенге вместе: одна сидит с детьми, другая – работает. Плюс мы оформили одной из них АСП. На сегодня я ставлю большой вопрос – что делать? Где социальное жилье? Должно же быть какое-то общежитие для таких мамочек. Сейчас у нас находятся две женщины, которым вообще некуда идти, они из детских домов. Они стоят в очередях, но когда они получат жилье?

И второе – нам необходим социальный садик. У нас нет взаимодействия с другими структурами. Сколько я прошу – давайте откроем социальный садик при Доме мамы, чтобы мамочки оставляли детей и шли работать. Есть работа: санитарки, кухарки, повара и т.д.. Среди наших мам есть даже учителя. Часто, спрашивая «Почему вы не работаете?», слышу ответ «А куда я дену ребенка?».

- У вас самой 11 детей. Помогает этот опыт работать с Вашими подопечными?

-Конечно. У меня шесть своих и пятеро приемных детей. Я сама изначально работала психологом-тренером по устройству в семью, проводила школу приемных родителей. Часто приходилось разговаривать с детьми из детских домов... Однажды, когда я приехала в деткий дом, увидела мальчика и девочку, которые очень грустили. Спросила – в чем дело? Как оказалось, девочка должна была поступать и уезжать, а маленький братишка не хотел ее отпускать. И он все время плакал и даже не кушал. Я приехала домой, рассказала мужу, пригласила детей к себе в гости, хотела, чтобы они немного развеялись. А когда дети приехали к нам домой, муж сказал: такой хороший мальчик, давай мы заберем этих детишек, хочется им помочь. Они очень хорошо отзывались о своих родителях. Мы подумали, что, может быть, родители просто не могут приехать к ним. У меня была такая инициатива – работать, чтобы найти их родителей и постараться вернуть этих детей в семью. Ситуации ведь разные бывают. А когда мы предложили детям жить у нас, Андрюшка, тогда ему было 10 лет, сказал, что у него в детском доме друг Максимка, и он очень его любит. Я сказала: ну давай заберём и Максимку. А у Максимки оказалась сестра, делить с которой его тоже нельзя было. Забрали и сестру. А у сестры была подруга, которая тоже начала плакать. Так пятерых детей мы привезли из Сандыктауского детского дома. На сегодня они все у меня уже выросли, вышли замуж, учатся, ребята – спортсмены. Жалко только, что мы потеряли отца – он ушел из жизни после операции. Но мои дети сейчас мне помогают, я их очень люблю. И они ценят то, над каким проектом я работаю.

- Что Вы можете посоветовать мамам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации?

- Я советую, чтобы мамочка четко осознавала, что ребенок требует внимания. Сегодня при детских домах существуют группы «Надежды», в которых мамы, попавшие в трудные жизненные ситуации, могут оставить свое чадо на срок до 3 лет, пока не обустроят свою жизнь. Кроме того, депутаты хотят внести поправки, чтобы ребенок мог находиться в группе «Надежда» до 6 лет. Представьте, каково малышу в такой ситуации? Почему не рассматривается его психологическое состояние? Если бросить ребенка одного, пока мама зарабатывает, чувства теплоты у малыша не будет. Завтра он вырастет, не познав этого чувства. А это - отсутствие уверенности, базового доверия к миру. Баланс матери и ребенка разрушается. Я хочу, чтобы неблагополучные мамочки адаптировались. Да, государство в детских домах хорошо заботится о детях и дает им все необходимое. Но это все не может заменить маму рядом. Поэтому я тороплю таких женщин, чтобы они быстрее нашли работу, няню, жилье. Лично я не вижу помощи от государства в процессе отлучения от ребенка. Это, наоборот, деградирует женщину, распускает ее. За этими женщинами никто не наблюдает, их никто не контролирует. Многие из них начинают пить. Считаю, что в таких случаях мать нужно лишать родительских прав и отдавать ребенка в семью. Сколько у нас людей, которые хотят детей! В приемной семье дети растут благополучно. Могу сказать это по моей семье. Но действовать нужно сейчас. Зачем ждать три года? Чтобы малыш, когда заговорил, спросил – а кто я? Но ведь до этого возраста можно устроить его в нормальную семью. Поэтому здесь нужно делать анализ и работать с каждой такой женщиной индивидуально. Если она не справляется, то даже если мы отдадим ей ребенка, она вряд ли будет заниматься его воспитанием.

- На сегодняшний день в Акмолинской области много желающих принять в свою семью детей?

- Очень много. Если раньше каждая семья хотела для себя ребенка, то сегодня у нас миссия немного меняется: каждый ребенок должен иметь семью. Иными словами, теперь семья выбирается под ребенка, а не для родителей ищут малыша. Если ребенок сам выберет себе родителей, как это было со мной, ему будет легче жить в такой семье. Но для этого должны быть открыты какие-то коридоры. Чтобы родитель не просто по фотографии видел своего будущего ребенка, а мог пообщаться сним, к примеру, по видеосвязи. Несколько таких разговоров - и все будет понятно.

Но прежде всего, я хочу, чтобы все-таки дети жили со своими мамами. Если даже трудное положение и деваться маме некуда, чтобы сроки пребывания детей в группах «Надежда» были короткими – никак не три года. Найти себя можно и за полгода, я это вижу здесь, в Доме мамы. А вот за три года можно потеряться...

Оксана Матасова, специально для 716.kz

17:23
366
Нет комментариев. Ваш будет первым!